stef

я никогда не забуду поздний осенний вечер: мне было страшно идти по часовой мимо выселенного дома, воздух был недружелюбный и густой. я шла к стефано, чтобы забрать картину и личный дневник. на мне легкий бежевый плащ и вэнсы из смеси черного, розового и зеленого цветов.

стеф открыл дверь, предложил чаю. я — нет, спасибо, стефано, я по делам, давай то, за чем пришла. ты уверена? минута сомнения. да, я уверена. протягивает дневник, говорит, тут ничего уже нет, он чистый, забирай. стеф, а картину? блин, картина черная, злая, ты уверена? я не успел еще поработать над ней, ну, ладно, держи. она мне очень дорога, я ее очень люблю.

я выбегаю из подъезда и ищу место, где стефано не увидит меня со своего высокого этажа. наверное, тут за гаражами будет хорошо. на улице ни души, по-прежнему страшно. чирк, огонь в руках. и вот дневник горит, не хочет гореть, разлетается, плюется искрами и красными точечками. сверху накрыла картиной, начало коптить, а нарисованный на картине глаз сморщился, зрачок недобро сверкнул и погас навеки. топтала всю эту сухую жижу, топтала и дрожала от страха и отчаяния.

на большом экране идет фильм, события которого происходят в якутии. вспоминаю историю якута и думаю, как нелепо он закончил свою жизнь, заигравшись, не поверил, что все взаправду. мы умираем, мы люди.

маша прислала сообщение.

мадина. стефано погиб.

 

Реклама