zero

«29 мая 1915 года Казимир Малевич писал Михаилу Матюшину: «Мы затеваем выпустить журнал и начинаем обсуждать, как и что. Ввиду того, что в нём собираемся свести всё к нулю, то порешили его назвать «Нулём». Сами же после перейдём за нуль».

Журнал, название которого возникло до утверждения программы супрематизма, так и не вышел. Но 43 года спустя, в Германии, в Дюссельдорфе появился журнал-каталог, названный «Zero» (то есть буквально «Нуль»). Название объединило группу художников: Хейнца Мака, Отто Пине, Гюнтера Юккера. Работы художников группы «Zero» исходили из пуристских идей Малевича, Мондриана и Стшеминьского.

Конечно, возникновение журнала-манифеста под тем же названием естественно приписать совпадению. Но есть здесь, кроме совпадения, и некий символ судьбы авангардного искусства: действительно, каждое новое поколение художников-авангардистов начинает с нуля, с разрыва, с радикальной переоценки прошлого, строит всё заново, «на пустом месте», хочет творить, подобно библейскому Богу, ех nihilo, из ничего. Zero — это всякий раз исходная точка отсчёта, нулевой уровень, начало координат.

Но тот же нуль, взятый как графический знак, невольно заставляет думать не только о деструкции, но и о конструкции: о преемстве, о возвращении по кругу к истокам, об опоре циркульного движения, о незримом «чувстве центра» и противоборстве с гравитацией.

Где искать эти истоки? В традиции нашей европейской метафизики, в непреодолённом «логоцентризме», о котором так много говорил ЖакДеррида? Или — на Востоке?

Знаменательно: живопись без живописи была известна уже в древнем Китае и служила воплощением принципа «нулевого пути» (сюйдао). Нулевой путь — это и самоотрешённость, и идеальное отсутствие, противостоящее заполненности: нуль красочного восприятия, нуль деяния — белое свечение вневременной пустоты (в древнекитайской традиции свет не надмирный принцип, spiritus rector, нисходящий на пассивную материю, а имманентная природа самих вещей). И, конечно, не случайны соответствия этим традициям, скажем, в творчестве Ива Клейна или Гюнтера Юккера, открытых идеям и опыту дзен-буддизма.

Эти два момента символики нуля — разрыв и преемственность одновременно — с необходимостью присутствуют в каждом движении художественного авангарда. С настойчивостью первооткрывателя авангард ставит под сомнение всё, влючая само искусство, с тем, чтобы заново открыть истоки его творческой силы. В этом он подобен Шиве, разрушающему мир в танце, и Вишну, заново сотворяющему мир во сне.» Источник

Я еще слишком зависима от окружающего мира, поэтому приходится менять одежду и даже выглядеть прилично. Мне это вообще все не сдалось: к повседневным шмоткам я почти равнодушна, будь моя воля, ходила бы везде в одной футболке — zero.

Да, вот подумала тут. Хорошо бы, чтобы люди думали, что я полный ноль или ничего не могу и не смыслю в жизни (так оно и есть, вы такие же, кстати). Мне доставляет удовольствие помогать человеку чувствовать себя круче и лучше, самоутверждаться за мой счет, потому что я за добро, мир и зеро зла.

Винтажная футболка 90-х, доставшаяся мне удивительным образом в баре «Продукты» от самого преданного фаната (после меня) группы Smashing Pumpkins. Честно, ношение футболки с «нулевым содержанием» и обожание русского авангарда и Малевича с его я вышел из нуля и в нуль вернулся — все это совпадения и почти что кастанедовское «путь имеет сердце».

хоть путь имеет сердце, но лишних 125$ не подкинет сходу.

 

Реклама